27.02.2016

Перспективы отрасли от КМТ: «конёк» ГАР — универсальность.

В преддверии выставки ПТЯ 2016 мы взяли интервью у нашего основного партнёра, эксперта в области технологии гидроабразивной резки, генерального директора КМТ Вотерджет Системс Вартана Мазяна. На протяжении 45 лет КМТ является самым известным производителем насосов высокого давления в мире.

hourglass

— Вартан Владимирович, в первую очередь разрешите поздравить Вас в связи с выходом на рынок новой линейки модульных насосов высокого давления STREAMLINE SL‐VI. Расскажите в двух словах о вашей компании.

— Благодарю за поздравление. Сама компания, как и технология гидроабразивной резки, имеет достаточно давнюю историю. В этом году нам 45. Как раз, во второй половине прошлого века в Мире начал подниматься вопрос именно коммерческого применения технологии ГАР, и компания КМТ стояла у истоков разработки этой технологии и ее последующего совершенствования. Непосредственно в России офис КМТ заработал с Января 2013 года, сейчас это полноценное подразделение, обеспечивающее полный цикл по поддержке клиентов начиная от конечных пользователей до дилеров комплексных установок ГАР.

— Оглядываясь назад, какие же цели ставило КМТ на российском рынке на момент основания представительства?

— Будучи мировым лидером в сегменте производства насосов для ГАР и имеющим глобальную сеть представительств, компания КМТ всегда обращала внимание на российский рынок, зная его возможности, потенциал и тягу к инновационным технологиям. Еще до открытия представительства КМТ в Москве на территории России уже функционировало большое количество установок ГАР с насосами нашей фирмы, в чем, кстати, и большая заслуга компании “ФинДжет”. В КМТ понимали, что для полноценной поддержки партнеров в России нужно, как говорится, быть рядом и говорить с ними на одном языке.

— Как Вы считаете, всё ли удалось? Достигли намеченных результатов или, может быть, даже превзошли?

— На данный момент, не смотря на молодость российского филиала, можно сказать, что удалось многое: в 2014-м году мы открыли сервисный отдел и теперь можем осуществлять для наших партнеров профессиональный сервис, оказывать технические консультации, проводить обучение по пуско-наладке оборудования. Помимо этого в 2015 году мы открыли склад критически-необходимых расходных материалов по нашему оборудованию. Это было сделано в целях подстраховки наших партнеров, чтобы максимально сократить нежелательный простой оборудования на стороне конечного пользователя.

— На сегодняшний день, технология ГАР требует больших производственных затрат, по сравнению с альтернативными технологиями (лазер\плазма\фрезер), да и стоимость оборудования довольно велика. На Ваш взгляд, технология способна конкурировать и в чем её неоспоримое преимущество?

— Здесь я бы сказал, что все весьма относительно. Технология ГАР, несомненно, является не дешевым способом обработки резанием, однако, особенно в последнее время, эта технология успешно конкурирует с перечисленными методами и по производственным затратам в том числе. А что касается применяемости – в ряде случаев технология ГАР является единственным и незаменимой методом резки.

— Но ведь лазер/плазма/фрезер в данном вопросе не уступают гидроабразивной резке? Или Вы считаете иначе?

— У каждой технологии, несомненно, есть свои плюсы и минусы. Лазер весьма производителен, но в то же время ограничен по толщине обрабатываемого материала, а также по применению для светоотражающих материалов; плазма также производительный метод, но в ряде случаев ограниченный по точности, воздействующий на структуру отрезной кромки и часто требующий операций по ее дальнейшей обработке, например зачистка; фреза – это прежде всего, расходные материалы в виде режущего инструмента и наличие проблемы отходов. «Коньком» ГАР является ее универсальность: это обработка широкого спектра абсолютно разных материалов – любые металлы, камень, композит, пластик, резина и т.п. Все эти перечисленные материалы можно обрабатывать на одном оборудовании, лишь изменяя рабочие настройки. Метод ГАР позволяет обрабатывать большие толщины металлов и горных пород (до 150-300) мм. Также сама технология является прецизионной, что до определенных толщин исключает необходимость в какой-либо последующей механической обработке кромки. Также при данной технологии отсутствует какое-либо термическое воздействие на отрезную кромку, что в свою очередь, исключает риск изменения структуры материала.

— Насосы КМТ объективно считаются лидерами в отрасли по всему миру. Богатая история компании и курс на инновационность и развитие этому только способствовали. Почему КМТ – лучшие?

— Особого секрета здесь нет. Прежде всего, компанию на протяжении всей ее истории формировали и продолжают формировать люди, фанатично и преданно относящиеся к своему делу. Это начинаешь понимать, когда общаешься с сотрудниками КМТ, начиная от инженеров-конструкторов, заканчивая руководителями высшего звена. И таких людей за время своей работы в КМТ я повстречал не мало. Также нужно быть благодарным конкурентам – это всегда дополнительный стимул, который не дает стоять на месте, заставляет постоянно развиваться, совершенствоваться и быть чуточку лучше, чем остальные. Компания всегда стремилась адекватно реагировать на быстроизменяющийся рынок и возрастающие потребности клиентов. Поэтому мы не стоим на месте, состоим в ассоциации WJTA, постоянно стараемся что-то улучшить в нашей продукции, модернизировать и сделать ее максимально безопасной.

— Что Вам дало членство в WJTA, как Вы считаете?

— WJTA, прежде всего, это единая площадка для обмена знаниями и опытом. Несмотря на достаточно большую конкуренцию в сегменте технологий ГАР многие компании стараются следовать общей и единой цели – сделать оборудование лучше и безопаснее, и членство в WJTA является прекрасным ресурсом для реализации таких идей.

— Расскажите поподробнее о Вашем новой линейки насосов STREAMLINE SL‐VI. В чем «фишка»?

— С Осени 2015 года была запущена новая линейка насосов КМТ – серия STREAMLINE SL-VI. Данная серия обладает рядом существенных отличий от насосов предыдущей линейки (SL-V). Суть состоит в том, что насосы собираются модульно, непосредственно исходя из требований и пожеланий заказчика. Например, воздушный радиатор теперь можно встраивать в корпус насоса, что позволяет более рационально использовать рабочее пространство, если речь идет о необходимости применения воздушного охлаждения. Также благодаря оптимизации производительности двигателя удалось на шаг увеличить диаметр применяемого сопла в режущей головке. Помимо этого, при соблюдении определенных технических требований и наших рекомендаций, заказчик теперь вправе выбирать для насоса необходимое количество мультипликаторов, литраж аккумулятора, мощность двигателя, тип необходимого охлаждения, возможность подключения насосов к удаленному доступу или их объединения единую сеть. Также мы не забыли и об удобстве сервиса – например, в линейках 6-й серии существенно облегчен сервисный доступ к сбросному клапану.
Вся эта оптимизация позволяет уйти от целого ряда предыдущих ограничений и максимально удовлетворить требования заказчика. Причем такой подход распространяется не только на насосы давлением 4 100 бар, но так же и на насосы мощностью 6 200 бар, потому как мы все больше и больше ощущаем большой потенциал технологии сверх высокого давления.

— Т.е насосы с давлением 6.000 bar, можно сказать, это настоящий прорыв в технологии?

— Несомненно. К этому подталкивают быстро меняющиеся реалии. Сейчас чтобы то или иное производство было рентабельным, оно должно быть максимально гибким и не ограниченным по мощностному ресурсу. Технология 6 000 бар это прекрасный и универсальный инструмент, который позволяет быстро реагировать на постоянно меняющиеся требования – будь это жесткие сроки по исполнению или особо прочные материалы с высокими требованиями к качеству реза. Поэтому в КМТ продолжают совершенствовать технологию в 6 000 бар и уделяют ей особое внимание.

-Вартан Владимирович, как эксперт в области технологии ГАР, на Ваш взгляд, в чем главная болевая точка технологии и её развития? Почему в России она не столь популярна?

— Дело в том, что сама технология, как я говорил, достаточно молодая, если говорить именно о ее коммерческом применении, а в Советском Союзе хоть и были разработки, но по большей части они носили характер экспериментального применения. Даже после распада СССР промышленность какое-то продолжала использовать привычное оборудование (плазма, фрезерование и т.п.). Что касается малой популярности, я более чем уверен, что это временное явление, которое, кстати, уже постепенно сводится на нет.

— И всё же, как Вы считаете, у технологии ГАР есть будущее и перспективы развития в России?

— Конечно. Меняется время, меняется и подход к организации производства. Требования по качеству становятся более жесткими, что в свою очередь заставляет производственников модернизировать или полностью менять свое оборудование.

— Какие планы у КМТ в ближайшей перспективе?

— Совершенствоваться и продолжать поддерживать наших давних партнеров, коими Вы и являетесь. Как я говорил ранее, в целях оптимизации бизнеса с партнерами у нас открылся склад, сервисный отдел, и, несмотря на достаточно непростые для России времена, в перспективе мы хотели бы расширить штат сотрудников, т.к. ощущаем эту потребность уже сегодня.

— КМТ планирует еще удивлять потребителей новшествами в мире гидроабразивных технологий?

— Конечно.

Новости и СМИ, Статьи
x
запрос отправлен

Ваш запрос отправлен.Наш менеджер свяжется с вами в ближайшее время!

x
запрос отправлен

Ваш запрос отправлен.Наш менеджер свяжется с вами в ближайшее время!

Scroll Top